«Подаркам судьбы», если таковыми считать выигранные гранты или субсидии, радуются все. За единичными исключениями – по обстоятельствам. Привлечением дополнительных денежных средств на чайковскую территорию, как всегда, будут довольны властные структуры города и района. А «виновник торжества» – в данном случае, Чайковский театр драмы и комедии – возможностью увеличения количества новых постановок. Значит, в зрительном зале будет публика, будет, для кого творить!  

I.

«Единичным исключением», которого обойдёт восторг, станет лишь Сергей Михайлович ЧИГАНЦЕВ, заведующий художественно-постановочной частью театра, а попросту «завпост». Ведь каждый выигранный театром грант, каждая субсидия сулят ему «дальнюю дорогу и долгие хлопоты».

Судите сами.

По плану выпуска новых постановок в текущем году четыре из восьми спектаклей осуществятся в Чайковском театре драмы и комедии помимо театральной казны. Так 17 марта при аншлаге уже состоялась премьера мелодрамы режиссёра Артёма Палкина «Как боги» по трагикомедии Юрия Полякова. Грант Министерства культуры Пермского края составил триста пятьдесят тысяч рублей.

Однако между инвестиционным решением и началом плановой работы над спектаклем нередко образуется пауза в несколько месяцев. Это в романе «Двенадцать стульев» Ильи Ильфа – Евгения Петрова театральный монтёр Мечников мог выставить свои условия в «торге» с Остапом Бендером: «Деньги вперёд! Утром – деньги, вечером – стулья». В деловых же отношениях реализатора проекта и инвестора, по понятным соображениям, «торги не уместны». И с выделением театру грантов или субсидий происходит с точностью да наоборот, то есть, по бендеровскому варианту «сегодня – стулья, а завтра – деньги». А если прямо, без обиняков, то финансы театра «поют романсы» до, а порой и даже после премьеры спектакля!

И здесь Сергей Михайлович Чиганцев будет вынужден «играть партию первой скрипки», в том числе и за кругом своих должностных обязанностей. Как запустить постановочный процесс спектакля, если нет денег? На какие средства цехам изготавливать декорации, реквизит и пошить костюмы? Ведь как только художественный руководитель театра издаст «стартовый» приказ о начале работы над спектаклем, а художник-постановщик выполнит макет оформления сцены – все работники технических цехов, подчиняющихся ему, завпосту Чиганцеву, обратятся к нему лишь с одной фразой «дайте материалы». В первую очередь – столяр-макетчик особо сложных театральных постановок, художник-декоратор, бутафор и швеи, а вслед за ними – костюмеры и парикмахер-постижер, реквизитор и бригадир монтировщиков декораций.

Значит, придётся Сергею Михайловичу снова обивать пороги различных обществ с ограниченной ответственностью. Причём не с «живыми» деньгами, а лишь с гарантийными письмами об оплате товара по принципу «как только – так сразу». Это совсем другое состояние человеческой души – души челобитчика, преодолевающего естественную неловкость. И Чиганцев будет вынужден действовать подобно снабженцу или даже дипломату. А такие специфические черты характера у Сергея Михайловича выработались десятилетиями добросовестного труда: и умение грамотно, доходчиво и убедительно выражать просьбу, и способность устанавливать и поддерживать доверительные деловые отношения, и улавливать малейшие оттенки беседы, контролировать свои эмоции. Конечно, многие чайковские предприниматели и без «тонкой дипломатии» идут театру навстречу. Среди них Игорь Николаевич Дубинец, Елена Сергеевна Тарханова, Альфия Асхатовна Саттарова и другие. И всё же…

В грядущем восемьдесят восьмом театральном сезоне благодаря материальным вливаниям извне чайковские зрители увидят ещё три спектакля. Приглашённый челябинский режиссёр Олег Хапов подарит взрослым чеховскую «Чайку», а детям, наш режиссёр Алексей Орлов – сказки «Три Ивана» по пьесе Юлия Кима «Иван-царевич» и «Финист – Ясный сокол» Ивана Алифанова. Целевой размер краевой субсидии, предназначенный поддержке творческой деятельности Чайковского театра драмы и комедии и укреплению его материально-технической базы, составляет семь миллионов двести тысяч рублей. А одним из источников краевого финансирования является федеральный бюджет.

Скоро «сказка» сказалась. Только скоро ли «дело» сделается в отношении своевременного финансирования процесса подготовки спектакля? И опять Сергея Михайловича ожидают «хождения по мукам» – мукам душевным…

II.

– Для любого режиссёра-постановщика Сергей Михайлович Чиганцев – незаменимый партнёр, – отмечает Валерий Никифорович Эминов, художественный руководитель Чайковского театра драмы и комедии. – Совместно с ним и художником-постановщиком он активно участвует в создании эскиза и макета оформления спектакля. Прекрасное знание техники и технологии изготовления театральной декорации, стилевой мебели, костюма и реквизита позволяют руководимым Чиганцевым цехам реализовывать самые смелые оформительские проекты художников-постановщиков спектаклей.

Участвовать в развитии театрального искусства Прикамья Чиганцев начал 1 марта 1979 года, после демобилизации из рядов Вооружённых сил СССР. Машинист сцены, монтировщик декораций, старший машинист – так складывалась карьера Сергея Михайловича в Кизеловском, затем в Чайковском государственном драматическом театре. 24 ноября 1989 года в программке премьеры спектакля режиссёра Людмилы Журавской «Золотой цыплёнок» по сказке Владимира Орлова должность Сергея Чиганцева – уже заведующий монтировочным цехом. Своё решение посвятить свою жизнь театру Сергей Михайлович объяснил просто:  

3 003 00
 
 

 – В те годы наш театр много гастролировал. А мне нравилось менять обстановку, путешествовать. Конечно, заворожила и сама атмосфера театра, действо, «свет рампы»…

Не потому ли в молодости Чиганцев с удовольствием принимал предложение любого режиссёра-постановщика стать статистом, исполнить роль без слов? Его и не надо было убеждать, что массовые сцены – это могучий эмоциональный фон спектакля. В конце же разделов программок «Действующие лица и исполнители» его имя, фамилия и должность «конспирировались» традиционным заключением «в массовых сценах заняты артисты театра». Только ли? Для участия в массовках спектаклей нередко привлекались и работники художественно-постановочных цехов. Хотя нет-нет да в соответствующих разделах программок всё-таки появлялись его имя и фамилия. Если ему поручались роли второго плана. К примеру, в шутке режиссёра Л. Журавской «А всё-таки она вертится?..» по пьесе Александра Хмелика, премьера которой состоялась 24 марта 1982 года, Сергей Чиганцев сыграл роль одноклассника Васи Лопухина…

Знакомлюсь с личным архивом Чиганцева – с портфолио, как сейчас говорят. В синей папке – уменьшенные копии красочных афиш и программки спектаклей, эскизы их художественного оформления и фотографии. Только всё это относится к театральному сезону 2004 – 2005 годов… Пермского театра «У моста». Тогда Сергея Михайловича, уже сорока шестилетнего завпоста, унёс ветер странствий в областную столицу – в последний раз. «Роза ветров» театральной жизни Перми закружила не только его одного. В разделах программок «Действующие лица и исполнители» встречаются имена Инессы Муран, Светланы Дороховой, Галины Палеховой и ещё трёх чайковских артистов.

Но, как оказалось, «и дым Отечества так сладок и приятен»! Для всех. В память же о коротком, но насыщенном пермском периоде жизни у Чиганцева остался бесценный опыт сотрудничества с художественным руководителем театра «У моста» Сергеем Фёдоровым, заслуженным артистом России и лауреатом Национальной премии Чехии, и режиссёром-педагогом Людмилой Дубовой.  

В 2010 – 2014 годах Сергей Чиганцев, уже в Чайковском театре драмы и комедии выступил в качестве художника-постановщика соавтором восьми спектаклей режиссёров различных школ и творческих устремлений. Ещё свежа память того времени, когда разножанровость этих постановок впечатляла: от мистического триллера «Призрак оперы» Гастона Леру до трагедии по-деревенски «Проснись» по произведениям Василия Шукшина в режиссурах Сергея Сарнавского и Артёма Палкина. Дальше – больше: от комедии Александра Островского «Без вины виноватые» в постановке Галины Палеховой до музыкальной комедии белгородского режиссёра Владимира Бородина «Скандал по-французски» Жана Летраза и гротеска Алексея Орлова «Страшный суп» по пьесе Олега Богаева.

В одних случаях художник-постановщик Сергей Чиганцев был ведом режиссёром. Иногда образ спектакля рождался в их диалоге. А порой художник подталкивал режиссёра к каким-то интересным решениям. В процессе же проектирования и строительства художник-постановщик должен тесно сотрудничать с заведующим постановочной частью театра. А здесь Сергей Михайлович уже был, как сейчас говорят, «два в одном», что приносило сладкие плоды. Неся в себе эмоционально-драматургическую нагрузку, его сценографические решения гармонично взаимодействовали с актёрами-персонажами, музыкой и светом. В конечном счёте, выигрывал зритель: в сознании театрала творчество Чиганцева-художника вызывали образы места и времени действия.

Заведующий художественно-постановочной частью театра Сергей Михайлович Чиганцев входит когорту невидимых зрителю, но беззаветных служителей Мельпомены. А представители такой категории работников театра довольно редко оказываются в списках награждённых федерального ранга. Предпочтение отдаётся актёрам и режиссёрам. Тем и знаменательно для чайковского театрального искусства было награждение Сергея Михайловича Чиганцева в 2010 году Почётной грамотой Министерства культуры Российской Федерации «За большой вклад в развитие культуры».