Наш зритель заметил: в последние полтора года творческий коллектив Чайковского театра драмы и комедии покинул ряд актёров и работников Закулисья. По разным причинам. Одни ушли на заслуженный отдых, а другие вдруг вспомнили русскую пословицу: «Рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше». 

   Однако в среде любителей театрального искусства стали муссироваться одни и те же слухи: артистическая труппа тает, пополнить её в нынешних сложных экономических реалиях весьма проблематично, а, значит, театр хиреет. В какой-то мере имея под собой почву, эти поверхностные суждения приводят к неверному выводу. Только грядущий восемьдесят седьмой сезон театр начнёт с шестью «новичками». Обновление, омоложение труппы в любом театре – процесс, в общем-то, вполне естественный. Хотя и болезненный.

   Кто же взойдёт на нашу сцену, кого предстоит полюбить зрителю?..

I.

    К актрисе Александре Баталовой слово «новичок» подходит только касательно труппы Чайковского театра драмы и комедии. По сравнению с большинством нынешних «новобранцев» она уже имеет немалый сценический опыт. За плечами Александры Анатольевны – Екатеринбургский государственный театральный институт и двенадцать лет работы в Северо-Казахстанском театре драмы имени Николая Погодина. А в репертуаре актрисы – тридцать семь сыгранных на петропавловской сцене ролей, поражающих довольно редкостным разнообразием. Есть среди них и знакомые юным чайковцам образы: Ясноглазка в мелодраме Виктора Ольшанского «Тринадцатая звезда», Юнга Котёнок в пиратском боевике Дамира Салимзянова «Весёлый Роджер», Герда в «Снежной королеве» Евгения Шварца по сказке Г.-Х. Андерсена и Алёнушка в «Аленьком цветочке» Ирины Карнауховой – Сергея Аксакова. 

   Есть у Александры Баталовой и регалии, в том числе Областная премия имени заслуженного деятеля Республики Казахстан Ивана Арчибасова за лучшую женскую роль – Лики в диалогах Алексея Арбузова «Мой бедный Марат». 

   Как, впрочем, и у актёра Сергея Пантющева – выпускника 2013 года Крымского факультета Киевского национального университета культуры и искусств. Командованием Черноморского флота он награждён Благодарственным письмом, затем и Почётной грамотой «за высокое исполнительское мастерство, профессионализм, творческий подход к решению задач нравственного и эстетического воспитания моряков-черноморцев».

   Международный детский центр-комплекс «Золотой ключик» в Севастополе, драматический театр имени Бориса Лавренёва Черноморского флота Российской Федерации – на этих сценах, радуя крымских зрителей, нарабатывал своё актёрское мастерство Сергей Пантющев. Как и у Александры Баталовой – у него тоже есть знакомый нам образ. Это Официант в комедии положений Рэя Куни «Номер 13», которая под названием «Он, она, окно, покойник» в постановке режиссёра Алексея Орлова с успехом шла несколько сезонов в Чайковском театре драмы и комедии. Подпоручик Алексей Федотик в чеховских «Трёх сёстрах», центральная роль в новогодней «Сказке о храбром солдатике» Владислава Панфилова, – в нашей беседе Сергей Александрович с ходу перечислил до десятка своих сценических работ.

   Предполагается, что репертуар Сергея Пантющева в грядущем театральном сезоне увеличится как минимум вдвое. Только в премьерных спектаклях перед чайковскими зрителями он предстанет в образе Велик-боярина в комедии Дмитрия Аверкиева «Фрол Скобеев», а в кружальном лубке Алексея Орлова – Аркадия Аверченко «Это не мы такие весёлые, это жизнь такая смешная» он перевоплотится пятикратно!

   Четверо вновь прибывших влились в актёрский состав чайковского драмтеатра, едва покинув студенческую скамью. Егор Удалов и Максим Тихонов – выпускники Пермского краевого колледжа искусств и культуры, а Дарья Карпушина и Глеб Белкин – Иркутского театрального училища. Нередко в театре, с ходу доверяя едва оперившемуся «птенцу» крупную роль, поступают с ним словно с обучающимся плаванью. Бросят его в воду (с подстраховкой, конечно!), выплывет – знать, мОлодец! И нередко для молодого артиста это становится звёздным часом, когда зритель, сразу и безоговорочно приговаривая его к таланту, начинает с удовольствием узнавать его и в других постановках. Так было с Анастасией Гониной, сыгравшей милую бретоночку Мари в комедии положений Клода Манье «Блэз» и с Константином Калашниковым – кабальеро Люсиндо в комедии Лопе де Вега «Изобретательной влюблённой» и с Кириллом Максимовым – Комиссаром полиции в ироническом детективе Робера Тома «Ловушка».

   Не исключено, что и нынешних «новобранцев» ожидает счастливый случай. К примеру, Дарью Карпушину. В новом театральном сезоне она дебютирует в таких разнохарактерных ролях, как «русская Джульетта» – Даша в мелодраме Марии Ладо «Очень простая история», десятилетний Лавруша во «Фроле Скобееве» Дмитрия Аверкиева, отважная Сыроежка в сказке Валерия Зимина «Жила-была Сыроежка» и в других спектаклях.

II.

    Как видим, Чайковский театр драмы и комедии живёт и, пока с уверенностью смотря в будущее, старается развиться. Не без серьёзных проблем, конечно. И одна из них, если именно это интересует любителей театрального искусства, – отсутствие баланса поколений в чайковском соборном актёрском братстве. Ведь что такое идеальная труппа театра? Это органичный сплав разных по возрасту творческих индивидуальностей с мощным внутренним энергетическим потенциалом. Иными словами, союз молодых, зрелых и даже тех, которые находятся в солидных «летах». Такой баланс существовал лишь в короткие промежутки времени.

   Необходимость «омоложения» творческого коллектива Чайковского театра драмы и комедии назрела ещё в перестроечные и «лихие девяностые» годы прошлого века. Ещё в 1982-м семнадцатилетнего Ромео и без двух недель четырнадцатилетнюю Джульетту в шекспировской «нет повести, печальнее на свете» играли тридцати однолетние артисты Александр Ремнёв и Елена Журавская.

   Вопросом «омоложения» вплотную занимались директора театра Л. Б. Журавская и Э. В. Зуйкина, А. Б. Волков, Г. И. Малашин и В. П. Хлыстов, но без ощутимого положительного результата. Временами труппу театра молодые актёры всё-таки пополняли. Однако в подавляющем большинстве случаев, проработав два-три сезона, они уезжали на поиски лучшей доли в крупные театральные города или вообще меняли Мельпомену на более высоко оплачиваемую профессию. И актёрский состав неизбежно «старел». Показателен средний возраст исполнителей действующих лиц в лирической комедии режиссёра Людмилы Журавской «Выходили бабки замуж» по пьесе Флорида Булякова (1998) – пятьдесят четыре года! И злые языки также судачили, мол, театр хиреет, и не за горами то время, когда всех актёров останется зачислить только на амплуа стариков и старух!

   Ничего, выжили! Тем не менее, статистика свидетельствует, что и сегодня в труппе тоже имеются некоторые признаки старения. Так после первого сезона 2002 – 2003 гг. руководства театром Валерием Эминовым средний возраст актёров составлял 42,7 года. На конец же сентября текущего года эта цифра увеличилась приблизительно до сорока трёх и восьми десятых.

   Очевидное невероятное, но вывод на основе приведённой статистики не соответствует реальной картине. Если сопоставить согласно классификации Всемирной Организации Здравоохранения – ВОЗ количественно-процентное соотношение четырёх возрастных категорий актёров в труппе Чайковского театра драмы и комедии, состоящей из двадцати девяти человек, то получим следующее:

– число молодых актёров по ВОЗ, не достигших сорока пятилетнего возраста, составляет 16 человек (55,1%). Из них девятерым не исполнилось и тридцати лет (31%);

– имеющих средний возраст до шестидесяти лет – пятеро (17,2%): один мужчина и четыре женщины;

– пожилых актёров в диапазоне с 60 до 75 – семь человек (24,3%): трое мужчин и четыре женщины;

– представителей старого возраста от 75 лет – один (3,4%).

Приведённые цифры свидетельствуют: грядёт то время, когда нерешённая в восьмидесятых-девяностых годах прошлого века проблема «омоложения» творческого коллектива скажется дефицитом мастеров сцены пожилого возраста. Ещё острее он проявится при продолжении курса на постановку массовых спектаклей, где престарелых персонажей более чем предостаточно.

Судите сами, помня о количественном составе труппы – двадцать девять. Действующих лиц в фонвизинской комедии «Недоросль» – 14, в мюзикле «Кентервильское привидение» – 18, в премьерной сказке А. Толстого «Золотой ключик» – 19. Во «Фроле Скобееве» – уже 24, в комедии Аристофана «Лисистрата» – 28, а премьерном кружальном лубке Алексея Орлова – Аркадия Аверченко «Это не мы такие весёлые, это жизнь такая смешная», в котором большинство актёров исполняют от трёх до пяти ролей, – 53!

Несомненно, молодые артисты приговорены к интенсивной и интересной творческой жизни. Однако, чтобы вновь не заложить фундамент «вековой» проблемы баланса поколений в чайковском соборном актёрском братстве, необходимо закрепить молодёжь в театре. Каким образом и чем? – Созданием комфортных условий проживания и материальным благополучием. Это – дело не столько руководства театра, сколько доброй воли властных структур города и района.

Вадим БЕДЕРМАН