в Чайковском театре драмы и комедии 8 – 9 декабря. Пермскому экспертному совету федерального проекта «Театры малый городов» партии «Единая Россия» были показаны три спектакля режиссёра Алексея Орлова: сказка «Золотой ключик» по пьесе Алексея Толстого, русская комедия «Сказ о Фроле Скобееве» Дмитрия Аверкиева и премьера трагедии Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта». Все они были поставлены им на грантовые средства в рамках данного проекта и прошли при аншлагах.

I.

   Бесспорно, за выделенные субсидии на поддержку творческой деятельности на каждый из 149 региональных театров возлагалась определённая ответственность. В том числе, и на наш, чайковский, получивший грантовые средства в размере семи миллионов двухсот тысяч рублей. Они предназначались для создания условий для качественного обновления репертуара, повышения художественного уровня постановок и, в целом, на популяризацию театрального искусства. Согласно Программе партии «Единая Россия», её идеология – «это идеология успеха нашего народа, сохранения и модернизации России на основе собственной истории, культуры, духовности». А где, как не вокруг театра в малых городах, строится местная культурная жизнь?

    Но на время прервём официоз, приличествующий столь значимому мероприятию, как приёмка партийного заказа. Для горожан же главным событием двухдневного периода работы экспертного совета стала премьера спектакля режиссёра Алексея Орлова «Ромео и Джульетта» по трагедии Уильяма Шекспира, постановка несколько неровная, но необычайно вдохновенная и эффектная. Эмоциональную окраску спектаклю придавал спектр неизменно мрачных тональностей сценографии, разработанный кировским театральным художником Людмилой Синицыной

Только начни строку последнего резюме верховного правителя Вероны князя Эскала – «Нет повести печальнее на свете…» и любой просвещенный человек её закончит: «…Чем повесть о Ромео и Джульетте». Эту печаль не раз испытывали и читатели, и зрители, и слушатели! Но как хотелось бы забыть свою осведомлённость и вновь прожить судьбу влюблённых: от солнечной вспышки их сердечного озарения до жертвенности во имя самого прекрасного чувства на земле! И Шекспир к этому призывает. Недаром в завязке трагедии и «день исподтишка расписывает краской облака», и «солнце окно востока золотом залило».

   А в спектакле всё уже решено изначально. Всю сцену давит чёрный квадрат подиума. Его плоскость дальним углом чуть приподнята к зрителю. Играя отсветами инфернально синего и зловеще красного, он сродни огромной мемориальной плите из чёрного гранита. Ведь всё предсказуемо, не так ли? Здесь в поединке падёт Меркуцио от шпаги Тибальта, а кровавого дуэлянта и молодого красавца графа Париса заколет Ромео. Здесь же примет яд Ромео, а Джульетта пронзит своё сердце кинжалом. Посредине возвышается черный квадратный стол, условно праздничный, на пышном балу-карнавале в доме Капулетти и смертное ложе, в храме Петра, для ушедших в мир иной влюблённых. В такой атмосфере и сальтарелла – парный оживлённый итальянский танец XIVXVI веков, в котором резвятся гости Капулетти, воспринимается как «пир во время чумы»! Чернота и багрец кулис, чернота падуг и задника.

Ритуальный зал? Это впечатление сразу усиливается со звучанием первых фраз "Адажио соль минор" Томазо Альбинони для струнных и органа. Казалось бы одна из красивейших, божественных мелодий, созданных человеком, как нельзя лучше подходит для лейтмотива любви Ромео и Джульетты. Однако, наряду с «Траурным маршем» Шопена и «Смертью Озе» из музыки Грига к драме Ибсена «Пер Гюнт», "Адажио" Альбинони прочно вошло в мировой музыкально-оформительский репертуар траурных церемоний. Эти произведения потрясают слушателя силой скорби и боли, выраженные с поразительной простотой и искренностью.

В целом же, амплитуда спектакля Алексея Орлова широка: от обнадёживающих, головокружительных взлётов, ярких метафорических решений до неожиданных пикирований. В нём удивительным образом сталкиваются подлинно талантливое и живое с музейным подходом к классике, глубокое постижение стиля и замысла Шекспира с пассивным иллюстрированием, порой школьной добросовестностью, современные размышления о глобальных причинах трагедии с простым пересказом событий по ходу сюжета…

II.

   Оговорюсь, данные строки принадлежат не театроведу, не актёру, а лишь подготовленному зрителю. Поэтому прикроюсь шекспировской строкой: «Помилостивей к слабостям пера»! И действительно, не лучше ли будет познакомить читателя с мнением профессиональных критиков?

Художественный уровень трёх спектаклей Алексея Орлова оценил экспертный совет. В его состав вошли председатель Пермского регионального отделения Союза театральных деятелей России, заслуженный работник культуры РФ Анатолий Евгеньевич Пичкалёв, его штатный заместитель, театральный критик Софья Григорьевна Ляпустина и старший преподаватель кафедры режиссуры и мастерства актёра Пермского государственного института культуры Елена Васильевна Малинина. В последний вечер работы совета 9 декабря обсуждение проходило в присутствии регионального координатора партийного проекта «Театры малых городов», главного администратора Пермского академического «Театра-Театра» Ларисы Степановны Москалёвой.

Доброжелательный, но принципиальный разбор спектаклей «по косточкам» напомнил «круглый стол» ежегодного смотра лучших премьер театрального сезона профессиональных театров края «Пермская театральная весна». «Ромео и Джульетту» Е. В. Малинина и С. Г. Ляпустина назвали «красивым спектаклем с современной остротой живого ощущения мира». Правда, пермских театральных критиков несколько смутило чрезмерное сокращение пьесы, уравнивание эпизодов главных и побочных, что привело, по их мнению, к снижению темпо-ритма действия. Как, впрочем, и «излишняя детализация и без того изящных нарядов персонажей», превратившая сцену в «музей истории костюмов». 

Зато членов экспертного совета порадовал удельный вес молодых актёров в составе исполнителей действующих лиц шекспировского спектакля. Как отметила Елена Васильевна Малинина, «вдохновенно и трогательно прожили трагедию» Анастасия Гонина (Джульетта), Сергей Пантющев (брат Лоренцо), Максим Тихонов (Бенволио) и Глеб Белкин (граф Парис). Редкую способность к полной самоотдаче на сцене проявили ведущие мастера чайковской сцены Артём Палкин (веронский князь Эскал), Светлана Дорохова и заслуженный артист России Василий Костоусов (супружеская чета Капулетти).

   По мнению экспертов, сказка «Золотой ключик» по пьесе Алексея Толстого требует существенной коррекции. Во-первых, очень музыкальный двухактный спектакль с антрактом труден для восприятия детьми младшей возрастной категории, потому что слишком длинен (С. Г. Ляпустина). Во-вторых, всё та же «болезнь» нивелирования в спектакле ключевых, опорных и второстепенных эпизодов привела к ослаблению динамики развития действия. Много алогично выстроенных сцен. Но главное, посредством испытаний героев сказки удивительными и опасными приключениями, неубедительно показан процесс «очеловечивания» кукол и животных (Е. В. Малинина). 

   Предсказание – дело неблагодарное, рискованное своей опрометчивостью. Однако вряд ли ошибусь, предрекая лавры «Сказу о Фроле Скобееве», русской комедии, с точки зрения режиссуры, оригинальной и умной, смешной и изящной. Причём тут «лавры»? Анатолий Евгеньевич Пичкалёв напомнил собравшимся, что в федеральном проекте «Театры малых городов» партии «Единая Россия» участвуют пять театров Пермского края. Следовательно, по итогам экспертных оценок для заключительного конкурса будут выбраны пять лучших спектаклей – по одному от каждого театра.

   Включение спектакля в репертуар театра Софья Григорьевна Ляпустина приветствовала тепло и заинтересованно. Ведь его основа, «Комедия о Российском дворянине Фроле Скобееве и стольничьей, Нардын-Нащокина дочери Аннушке» Дмитрия Аверкиева, была незаслуженно забыта и оживает на сценах театров крайне редко. При некоторых минусах постановки, к примеру, «тяжесть костюмов, в какой-то мере тормозящих действие» (Е. В. Малинина), критики отметили «удачное современное сценическое прочтение пьесы», «актуальность темы русского национального плутовства» (С. Г. Ляпустина).

   При «разборе полётов» яркие «прожектора» экспертного совета пролили свет, прежде всего, на Артёма Палкина, сыгравшего в русской комедии главную роль худородного дворянина Фрола Скобеева. Наделив своего героя ярким и отчаянным характером, актёр представил зрителю не столько влюблённого, сколько «игрока», лихого русского предприимчивого плута, превратившего свою жизнь в цепь рискованных затей.

   Немало приятных слов было адресовано и другим исполнителям действующих лиц «Сказа»: заслуженным артистам России Василию Костоусову и Инессе Муран, соответственно, в ролях чванливого и спесивого знатного стольника Нар­дын-На­що­ки­на, отца Аннушки, и её мамки, продажной сводницы Аксиньи Пахомовны, Анастасии Гониной (прыткая «озорушка»-Варюша) и Александре Баталовой (Аннушка). А актёр Иван Костоусов (стольничий сын Савва Лычиков) создал на сцене, по меткому выражению Софьи Григорьевны, «колоритный характер дурашлёпа из среды нашей современной "золотой молодёжи".

   Своим «Сказом о Фроле Скобееве» режиссёр Алексей Орлов показал, что в жанре комедии он владеет тайной раскрытия характеров на сцене. Умело выстроен процесс внутренней жизни героев. Актёры живо реагируют, слышат друг друга, владеют ансамблевой игрой. И этим спектаклем режиссёр сумел возвести театр в статус историко-этнографического театра чистотой русской идеи национальной и культурной исключительности.

 

{youtube}o1MR_DNeXUc{/youtube}