14 апреля на семьдесят четвёртом году прервалась жизнь актёра Германа Николаевича Ухина (1944 – 2018), замечательного мастера сцены, одного из старейшин Чайковского театра драмы и комедии, члена Союза театральных деятелей России.

Герман Николаевич Ухин органично вжился в труппу Чайковского государственного драматического театра 9 сентября 1984 года. И «не вжиться» в коллектив он просто не мог – он, в своё время весельчак и балагур, зажигательный рассказчик анекдотов и театральных баек. В тёплых же компаниях – исполнитель романсов и песен под собственный аккомпанемент гитары!

А на сцене? До приезда в город, носящий имя великого русского композитора, Герман Ухин переиграл на редкость разнообразный репертуар на театральных сценах Кустаная, Джамбула и Ферганы, Черкесска, Каменск-Уральского и Березников. И в «империю» Л. Журавской, главного режиссёра чайковского драмтеатра, Герман Ухин  попал уже вполне сформировавшимся актёром. Свидетельство тому – яркая оригинальность и убедительность воплощённых им на сцене образов Князя Вероны в трагедии В. Шекспира «Ромео и Джульетта», Альфредо Амброзо в комедии «Филумена Мартурано» Э. де Филипо и Ферапонта в чеховских «Трёх сестрах», Боярина в «Сказке о царе Салтане» А. Пушкина, Купца в «Аленьком цветочке» С. Аксакова и других.

Тем не менее, лишь в девяностых годах прошлого века зритель вдруг открыл для себя: Ухин-актёр владеет богатой палитрой сценических красок. И ему вполне «по плечу» любая серьёзная роль – как положительная, так и отрицательная: от музыканта Миллера в комедии Ф. Шиллера «Коварство и любовь» до невежественного пошляка Друга в «Звере» В. Синокевича и М. Гиндина.

На гребень второй волны успеха, словно на сёрфинге, Герман Николаевич взлетел в начале первого десятилетия нового века. Режиссёр Л. Алексеев пригласил Ухина для участия сразу в трёх своих спектаклях. И он – Гаспаруолло, Святой отец и Барончи в театральной фантазии «Декамерон» по Дж. Боккаччо (2000), купец Самсон Силыч Большов в комедии обмана «Банкрот, или Свои люди – сочтёмся» по А. Островскому (2001) и, наконец, Явтух в «Панночке» Н. Садур по мотивам повести Н. Гоголя «Вий» (2002). А своим Петром Ивановичем Бобчинским в «Ревизоре» В. Дроздова по комедии Н. Гоголя (2001) Герман Ухин составляет уморительный дуэт с актёром Вячеславом Новосёловым (Добчинский).

В апреле 2005 года на 58-м фестивале-смотре премьер сезона профессиональных театров «Пермская театральная весна» Чайковский театр драмы и комедии традиционно показал конкурсный репертуар. В него была включена и новая версия режиссёра Сергея Борзенко сказки Н. Череповой «По щучьему велению». По поводу игры Ухина в статье «Фрагменты одной весны» московский критик А. Иняхин заметил: «Актёры не сидят на характерности, как «на игле» – у каждого персонажа свои задачи. Царь у Германа Ухина получился любящим отцом, уморенным царевниной дурью, тут классическая бестолочь» («Страстной бульвар, 10», №7-2006).

Через год, 17 октября 2007-го в «Новой газете» была опубликована статья Н. Черкасовой «Прощай, овраг!», озаглавленная автором по названию одноимённого спектакля режиссёра С. Борзенко. «За каждым собачьим образом, – писала автор,– сохраняется неуловимая трогательность. Но на самую высокую ноту это чувство поднимают «старики»: старые псы – Головастый и Хромой – и наши старые актёры (Геннадий Малашин и Герман Ухин – В. Б.), которых мы давненько не видели в больших ролях…  Хромой у Г. Ухина – неприглядный, беспородистый, совсем старый, жалкий и – попрошайка». В игре актёра «сразу видна хорошая, добротная старая актёрская школа»…

Увольнение в судьбе старого актёра – это «билет в один конец». 31 января 2015 года Герман Николаевич Ухин «приобрёл» его сам. Почувствовал, не за горами то время, когда ему придётся выйти из строя славной когорты пионеров чайковского профессионального театрального искусства. Герман Николаевич Ухин имел право так говорить о себе – он, один из основателей «второй волны» Чайковского театра драмы и комедии. Он, оставивший в чайковском театральном искусстве неизгладимый след прожитыми им на сцене судьбами восьмидесяти шести героев – великих и малых…

Не стало Германа Николаевича. Не стало…  В глубокой скорби его товарищи и партнёры по сцене.

…И тревожит одно:

                               угасает свет рамп,

Покидают партнёры

                               актёрский ансамбль.

Где друзья вы мои? –

                               А в ответ – голоса:

Мы ушли в мир иной

                               покорять небеса…

Но именно светлая память о таких прекрасных актёрах, как Герман Николаевич Ухин, питает животворящими соками сердце творческого коллектива Чайковский театр драмы и комедии.