Газета «Огни Камы» №№ 154 – 158 от 15 июля 2016 г. С. 15

Помреж… Так на языке закулисья называют помощника режиссёра. Для стороннего наблюдателя это одна из самых невидимых профессий. Однако она – одна из самых важных и необходимых. «Оборудовано по последнему слову техники», – так сказать о рабочем месте помощника режиссёра в Чайковском театре драмы и комедии никому и в голову не придёт. В форс-мажорных обстоятельствах это место даже не покроют последними словами – привыкли! В восьмидесятые годы прошлого века в таких условиях работали первые помрежи – актёры Александр Ремнёв, Геннадий Малашин и Василий Поливка. В таких же, как и до них, с 1976 года координаторы концертов художественной самодеятельности Дома культуры «Речники». Для помощников режиссёров актрис Ольги Снимщиковой, Людмилы Трубицыной и Галины Гой-Борзенко ничего не изменилось и в девяностые годы. Как, впрочем, и сейчас – для заслуженной артистки России Инессы Муран и героини этого очерка ЕЛЕНЫ СЕНЬКО…

После репетиций, прогонов, сдачи и премьеры режиссёр-постановщик переключается на новый проект. Она же, Елена Сенько, помощник режиссёра становится полноправной хозяйкой спектакля. Если точнее – координатором работы актёров и всех театральных служб. Словно большим симфоническим оркестром, Елена Сенько «продирижировала», к примеру, драматической балладой «Не покидай меня» 18 раз, мелодрамой «Тринадцатая звезда» – 19, комедией «Примадонны» – 32, а сказкой детского драматурга и режиссёра Артёма Палкина «Как грустный Тушканчик свои ушки искал» – 33 раза! Приходит Елена Васильевна за час до представления. И проверяет всё: правильно ли установлены декорации? Не морщится ли задник, не порван ли он? Загружены ли кулисы (зафиксированы ли они снизу с помощью грузов, не болтаются ли их свободные концы)? Всё ли прибито и подтянуто? Расставлена ли по меткам мебель? Укреплены ли на штанкетах подвесные декорации? На месте ли необходимый реквизит и детали костюмов? Обнаруженные неполадки ею сообщаются в соответствующие службы незамедлительно, и они оперативно устраняются. В прилично оборудованных театрах рабочее место помрежа – это, конечно, его пульт со множеством разноцветных кнопок и удобное кресло. Они дают возможность помрежу, не сходя с места, связаться с любым цехом в театре, включить лампы-«дежурки», помещённые вдоль кулис, за задником, лампу с предупреждением «Тихо, идёт спектакль!» и другие. Над пультом расположен монитор с изображениями зрительного зала и сцены в разных ракурсах. Рабочее место в Чайковском театре драмы и комедии давно уже можно объявить филиалом краеведческого музея. Каждый помреж готовит его по своему вкусу.

Инесса Муран, к примеру, ставит стулья спинками противоположно друг другу. На один садится она. На сиденье другого раскладывает партитуру – «помрежевский» экземпляр пьесы с пометами. А спинку обвивает видавшей виды металлической настольной лампой в форме вопросительного знака. Елена Сенько же, словно бурятский лама в дацане, садится прямо на пол, подсвечивая во время спектакля партитуру фонариком…

– Прежде всего, я актриса, – в первой же нашей беседе заявила Елена Васильевна, когда она ознакомилась с набросками очерка. Затем добавила, даже с вызовом: – А какая именно, лучше спросите у моих коллег.

Лидия Ионовна Волкова. – Леночка была правой рукой главного режиссера при подготовках комедий «Будьте здоровы!» Пьера Шено, «Примадонны» Кена Людвига, «Изобретательная влюблённая» Лопе де Вега и фонвизинском «Недоросле»! Она в последние сезоны немало поспособствовала успеху и аншлагам одних из самых резонансных спектаклей Алексея Алексеевича – мелодрамы «Тринадцатая звезда» Виктора Ольшанского и драматической баллады «Не покидай меня»! Кстати, свою признательность Сенько-помрежу не скрывал и режиссёр-интерпретатор Озёрского драматического театра Борис Ходырев. В 2014 году он приглашался для постановки на чайковской сцене сказки Гофмана «Щелкунчик и Мышиный король» и «Аленького цветочка» Сергея Аксакова.

– У Сенько есть все данные быть стабильно хорошей актрисой, – продолжает Лидия Ионовна. – Однако видно, с каким трудом ей давалось совмещение исполнительницы роли и должности помощника режиссёра в тех спектаклях, которые она вела. К примеру, в притче Тунджера Джюдженоглу «Лавина» Сенько играла одну из центральных и сложнейших драматических ролей Молодой женщины. В «страницах жизни» Захария Станку «Вожак» – Лисандру. А в мелодраме Марии Ладо «Очень простая история» она – Ангел. Кстати, всё это тоже постановки Орлова!

– Мне нравится, что рядом со мной работает такая актриса: есть за кем тянуться, к чему стремиться, – восхищается Елена Гречан. – Создавая сценический образ, Елена Сенько не идёт по «верхам», а ищет и находит глубинную суть характера своей героини. «Красное словцо» Елены Гречан исходит от её давнего знакомства с актрисой Сенько. Ещё по Улан-Удэ. Специальность «Актёр театра драмы» они обе приобрели в образовательных учреждениях культуры и искусства столицы Бурятии: Елена Гречан – в Восточно-Сибирской государственной академии, а Елена Сенько – в Бурятском республиканском училище. Обе они играли на сцене Государственного русского драматического театра имени Н. А. Бестужева. И Гречан стала свидетелем, как уже в ранних работах Елены Сенько наметились важнейшие черты творчества актрисы: умение создавать на сцене яркие узнаваемые характеры, стремление к полному перевоплощению, простота и доходчивость её искусства.

В театре Бурятии Елена Сенько переиграла на редкость разноликий репертуар. В этом ожерелье есть настоящие «бриллианты». В их числе порядочная, но глубоко несчастная Наташа Макарская в «Старшем сыне» А. Вампилова (1999) и агрессивный циник-эпикурянка Луиза в «Маленьких трагедиях» Пушкина (2000), верная камеристка шотландской королевы-пленницы Маргарита Керл в трагедии Ф. Шиллера «Мария Стюарт» (2003), Корфинянка в комедии Аристофана «Лисистрата» (2007) и другие радужные «бусины и бусинки». Широта творческого диапазона Елены Сенько не вызывает сомнения! В комедиях Ж.-Б. Мольера она перевоплощалась то в Мартину, «бабу, хуже чёрта!», – в «Лекаре» (1999), то в прекрасную скромницу Гиацинту – в «Плутнях Скапена» (2001). А в андерсеновских сказках в интерпретациях Евгения Шварца актриса вызывала протест у детворы своей спесивой капризой Марианной в «Золушке» или очаровывала их самой Золушкой. Дерзкий, «трудный ребёнок» – Маленькая разбойница в «Снежной королеве», сердечная, любящая дочь Алёнушка в «Аленьком цветочке» Сергея Аксакова (2000) – всех сценических образов, созданных ею на сценах бурятских театров (а их тридцать пять!), не перечислить. Имея такой солидный «послужной список», актриса Елена Сенько и её муж Виталий Брянский пополнят труппу Чайковского театра драмы и комедии 14 сентября 2009 года. Спустя два года из Улан-Удэ в Чайковский переедет ещё одна супружеская артистическая пара – Елена Гречан и Игорь Просянников…

Чтобы дать старт действию и затем проследить за ним, чайковскому помрежу приходится постоянно перемещаться между служебными помещениями театра. Надо проверить явку артистов, каждого увидеть в лицо. Актеры, не занятые в первом действии, имеют право придти к самому началу спектакля. Значит, помреж повторит «инспекцию». Елена Васильевна не даст третий звонок до тех пор, пока главный администратор Светлана Вячеславовна Котельникова не придёт и не произнесёт своё крылатое: «Мы готовы. Дело за вами!». В смысле, все зрители усажены на свои кресла, успокоились и ожидают начала спектакля. Тогда Елена Васильевна поднимется с пола, спустится по лестнице двумя крупными ступеньками вниз, в «предбанник», как актёры называют комнатку ожидания, подтянется к пульту громкой связи и щёлкнет нужным тумблером. Если надо будет дать команду звукорежиссёру Андрею Трубину или художнику по свету Илье Аглееву, или связаться с женской гримёркой и предупредить какую-либо актрису о скором её выходе на сцену (да мало ли ещё с кем необходимо будет связаться!). И так от спектакля к спектаклю, из месяца в месяц, из театрального сезона в сезон. Десятки, сотни метров. Десятки километров…

Помощника режиссёра не готовит ни один российский вуз. И эта профессия «выковывается в кузнице» самой артистической среды. Причём, трудами немалыми! Практика Чайковского театра драмы и комедии показала: в одно десятилетие в нём из актёров «выковывается» не более двух-трёх помрежей. За что же обычно актёра возводят на «голгофу» помощника режиссёра? За хорошую память и предельное внимание, умение сконцентрироваться и быструю реакцию. Но главное – за организаторские способности, умение находить общий язык с людьми и… стрессоустойчивость. Ведь работа помрежа связана с постоянным нервным напряжением. Получается, настоящий помреж – «товар» штучный! Такой «качественный», как Елена Васильевна Сенько. Молодая женщина в притче режиссёра А. Орлова «Лавина» по пьесе Тунджера Джюдженоглу, Прасковья Ильинична в «трагедии» русского народа «Село Степанчиково» по повети Ф. Достоевского, помещица Простакова в фонвизинской комедии «Недоросль». Чуть более десятка ролей второго плана во взрослых и детских спектаклях…

В отличие от «бурятского» периода творчества, к чайковскому репертуару актрисы Елены Сенько вряд ли подойдут эпитеты солидный или внушительный. Тем не менее, черты актёрского почерка Елены Сенько довольно привлекательны. Актриса «не жалеет» свою героиню: не сентименталит, не нажимает на страдания, не иллюстрирует положительные или отрицательные качества персонажа, а действительно проживает на сцене его жизнь. Получается, что Елену Васильевну используют в Чайковском театре драмы и комедии по принципу «кто везёт – на том и едут». И наблюдая за творческой судьбой Сенько-актрисы, часто задаёшь себе вопрос: «А все ли возможности раскрываются чайковскими режиссёрами в талантливых артистах?» Ведь талантливых особенно жалко. Часто они не защищены…

Вадим БЕДЕРМАН