Газета «Огни Камы» № 42 от 7 марта 2017 г. С. 3.

Перекрестный год «Россия – Греция 2016» театральная общественность наших провинций отметила шумно. И, сделав ставку на комедию Аристофана «Лисистрата», порой – скандально. В преддверии и за «дверью» периода этих межгосударственных культурных акций пьесу древнегреческого комедиографа реанимировали драматические театры Керчи, Курска и Тулы, Ярославля, Ульяновска и Самары, Нижнего Тагила, Омска и других городов. Но вот уже две с половиной тысячи лет эта комедия имеет довольно фривольную репутацию смачной «клубнички»!

И современные зрители разделились на два противоположных лагеря. По мнению первых, «Лисистрату» смотреть стыдно, – она шокирует их «шутками и пантомимой на грани фола». Другие же советуют заострять внимание не на смаковании желания предаться любовным утехам, а на разрешении вечной дилеммы войны и мира пусть даже экстраординарным способом …

I. Подобную же разноголосицу отражают и записи зрителей в «Книге отзывов» по поводу «Лисистраты» Чайковского театра драмы и комедии. Премьера этой комедии Аристофана состоялась 21 января в режиссуре Алексея Орлова. Проект был материально поддержан Министерством культуры, молодёжной политики и массовых коммуникаций Пермского края. Подружившиеся с «Лисистратой» – «Разрушительницей войны» (так переводится имя главной героини спектакля) встретили её чуть ли не с хлебом – солью. «Это было супер! Игра актёров профессиональна! Молодцы!», – захлёбывается от восторга один аноним (сегодняшний зритель-рецензент предпочитает не раскрывать своего имени). Ему вторят сразу несколько голосов: «Получили огромное удовольствие от игры актёров. Выделяем динамичную игру Костоусова-младшего во втором акте». Авторам записи, видимо, запомнилась эротическая сценка «любить по-русски», которую темпераментно изобразили облачившиеся в крестьянские одежды артисты Иван Костоусов, в комедии Кинессий, и Елена Гречан – Миррина. Зачастую зрители адресовали похвалу… действующим лицам спектакля, а не исполнителям ролей: «комична Клеоника» (заслуженная артистка России Инесса Муран. – В. Б.), «советник – просто умора!» (актёр Артём Палкин), «забавны старцы Стримодор, Филург и Дракет» (соответственно, Сергей Борзенко, Алексей Волков и Александр Ляйс) и другие. Это вполне объяснимо. Во-первых, театралы старшего поколения вряд ли назовут спектакль последнего десятилетия, в котором было бы такое количество действующих лиц – около тридцати, и такая мощная массовка! Попробуй, запомни имена хотя бы основных участников спектакля! А во-вторых, проникновение в сущность создаваемых на сцене многими артистами образов было настолько глубинная, что в комедии Алексея Орлова они стали ассоциироваться с именами действующих лиц. Однако именем актрисы, исполнительницы главной героини комедии, поинтересовались многие.

– Лисистрата у актрисы Светланы Дороховой – это сценическая ода женщине, её гармонии красоты и интеллекта на фоне саркастического отношения режиссёра к вечным воителям – мужчинам как к касте, – поделилась впечатлениями после спектакля Мария Акимовна Сорнецкая, пенсионерка, бывшая учительница начальных классов. – А если вглядеться ещё пристальнее, то – о равноправии партнёров и естественном притяжении мужчины и женщины, их необходимости друг другу в мирной ауре доброты, любви и согласия. Действительно, в «Лисистрату» и отец комедии Аристофан, и режиссёр Алексей Орлов вложили извечное противоречие – единство и борьбу противоположностей двух полюсов человечества. Со стороны так называемого сильного пола – это желание реализовать свои бойцовские инстинкты и вековые, «патриархальные» представления о социальной роли женщины. Приземлённое отношение к женщине рельефно проявилось в германской консервативной системе общечеловеческих ценностей – «Kinder, Kuche, Kirche» («Дети, Кухня, Кирха»). Авторство данной аллитерации приписывают то «железному канцлеру» Германской империи второй половины XIX века Отто Эдуарду Леопольду в его «трёх знаменитых «К» Бисмарка», то кайзеру Вильгельму

II. Проблема равноправия двух полов существует до сих пор. II. Негативное отношение ополчившихся на чайковскую «Лисистрату» обобщила в «Книге отзывов» аноним, представившаяся как «мама двух девочек-подростков». Однако противоречивость и категоричность её суждений требует комментариев. «Безобразие, откровенное бесстыдство – на сцене нашего театра, – возмущается мама-аноним. – «Лисистрата» совсем не соответствует возрастной категории «12+». Видимо, столько лет исполнилось её девочкам-подросткам. Но вдруг вспомнив афишу и широкую рекламу театра в СМИ перед премьерой, уточняет: «Если возрастная категория спектакля заявлена «16+», то надо контролировать посещение зрителей, обращая внимание на их возраст (можно было бы предупредить на входе в зал)». С этим уже не поспоришь! «Поднята глупая, низкая, пошлая тема», – заключила мама-аноним. А после спектакля уже другая зрительница, пряча глаза, сказала, как отрезала: «Подобные дела не пре людны; нам, россиянам, не типичны». Можно понять и посочувствовать зрителям, у которых «Лисистрата» оскорбила представления о морали, нравственности и прочих замечательных чувствах. Там, на Западе, к примеру, в Лувре нас так же могут смутить «Афродита Каллипига (прекраснозадая)», рельефы «Пастух, соблазняющий Сирену», небольшие мраморные группы «Бог Пан и коза», «Пара любовников» и прочие. Искусствоведы считают их классикой античного эротического искусства. Однако копиями этих произведений искусств, пусть даже мастерски выполненными, подавляющее большинство из нас свой дом не украсит! Менталитет другой. Для западников любовь – «по секрету всему свету», для нас же – это святое таинство двоих… И, тем не менее, настолько ли глупа тема комедии?

Война между Афинами и Спартой, названная историками Пелопоннесской, была и в самом деле! Правда, в своей довольно фривольной комедии-сказке Аристофан придумал лишь экстремальный «способ урегулирования» затянувшегося кровавого конфликта. Придумал и… предрёк реальные случаи, произошедшие даже в XXI веке. Среди них – массовая «сексуальная» акция женщин в Либерии, прекратившая гражданскую войну в стране, забастовка «скрещенных ног» жён и любовниц мафиози в Колумбии, положившая конец кровавым разборкам между бандами и другие. Почему же некоторые зрительницы считают, что нам, россиянам, любовные протесты не типичны? Напомню, хотя бы шутки ради! Допустим, уговорив с друзьями лишнюю бутылочку, приходит муж навеселе поздно ночью. Или вдруг на его одежде обнаруживается не принадлежащий жене длинный волос. Вердикт «солнышко» вынесет суровый: «Будешь спать… (далее – по степени провинности: на диване, на раскладушке, на полу или – иди жить к маме)!» Издревле женщина знает, что объединяет всех «проштрафившихся» мужчин – потребность любви. Чем не сексуальная революция в отдельно взятой ячейке нашего общества и государства – семье? Получается, комедия «Лисистрата» Аристофана бессмертна, как наш мир с вечными войнами и раздорами. Недаром в спектакле Алексея Орлова, в этом, на первый взгляд, развлекательном эротическом коктейле-феерии громко звучит режиссёрский протест против многовекового – мирового! – «костра самосожжения». Отсюда, при сохранении имён действующих лиц и текста комедии, зритель видит на сцене ратоборцев, сынов Марса всех времён и народов. Кроме гоплитов, древнегреческих пеших воинов – тевтонского рыцаря (Е. Клочков) и китайского пехотинца эпохи династии Юань (В. Брянский), болгарского ополченца времён Османской империи (С. Тимечко) и мушкетёра (Ю. Ерошкин), американского спецназовца (К. Максимов) и даже… «железного Феликса» Дзержинского (К. Калашников). А с ними – и мудрых и сильных духом женщин, способных найти выход из тяжёлой ситуации, имеющей, по мнению мужчин, лишь одно решение – войну. С другой стороны, женщина – это созидатель и берегиня всего сущего на Земле. Ныне и присно, и во веке веков! И ради сохранения жизни ей Богом дарован широкий спектр действенных средств: от подвига ратного, доблестного до «крайних мер» – к примеру, сексуальную революцию! Есть ещё одна важнейшая составляющая концепции спектакля. Посредством «смягчённого» для провинциального зрителя, более-менее интеллигентного юмора, запоминающейся музыки и ярких танцевальных эпизодов Алексей Орлов, как видится, старается привлечь наше внимание к животрепещущим антимилитаристским проблемам, заложенным Аристофаном в комедии «Лисистрата». Но главное – авторское «зёрнышко горечи» по поводу многолетней кровавой бойни между Афинами и Спартой, спрятанное комедиографом на дне пьесы, «прорастает» при пестовании режиссурой и актёрской игрой до вселенских масштабов! «Отчего мы порой забываем о любви?» – на этот вопрос пьеса комедиографа ответа не даёт. Однако через весь спектакль явственно звучит «лейтмотив»-предупреждение: «Нет такой вещи, ради которой стоило бы забывать о ней». Причём в действии зритель чувствует это не только рационально, но и эмоционально – и умом, и сердцем.

Вадим БЕДЕРМАН